Часто задают вопросы: «Какой предмет самый старый, первый, дорогой, любимый, интересный, мастерски сделанный?» …На одних, не особо выдающихся весах из большой и с уникальными экземплярами коллекции, на чашах, находятся разных сортов и типов гвозди. Так вот, конкретно какие, теперь определить невозможно, но они и есть первые, положившие начало этой своеобразной коллекции. Живя в Норильске, в балке-засыпушке, где приходилось топить печь углём, шестилетний Петя разбирал ящики на растопку, вытаскивал из них гвозди, выпрямлял и говорил маме: «Пригодятся, может, что-то прибивать или строить будем». Вот так оно и вышло: много затевалось строек, и много недоделано. На одной чаше этих весов лежат выпрямленные гвозди, на другой – ещё не подготовленные к делу. И чаша с неровными – тяжелее. Эта аллегория понятна: вряд ли удастся за жизнь хотя бы уравновесить сделанное и задуманное – а жаль, уж очень здорово придумано всё. Как-то при внимательном рассмотрении кованых гвоздей-костылей было замечено, что некоторые имеют клеймо мастера кузнеца. К настоящему времени обнаружено несколько разновидностей: на шляпке с внутренней стороны – четыре «солнышка»; шесть «вулканчиков»; i ? HC; ПК. «ПК» - это, возможно, Павел (Пётр) Коренев или Поздеев Кирилл (Константин, Кузьма). Были такие династии енисейских кузнецов. Мастера гордились своей работой, и не стыдно было на изделии поставить своё имя.

 

На многих весах также имеется клеймо мастера и год изготовления, и часто герб Российской империи. Правда, не на всех. Вот на одном уникальном экземпляре – весах, измеряющих вес 1:10, нет каких-либо опознавательных знаков. «А пришли они почти случайно, – рассказывает Пётр Яковлевич. – Как-то на улице подошла соседка из ближайшего дома и говорит: «У нас во дворе у мусорных контейнеров стоит какой-то предмет, может тебе надо?» Без промедления помчался туда, смотрю – действительно сиротливо и отрешённо стоят на земле (сразу понял) – весы, обнял я их и, опасаясь, как бы не отобрали, «степенно» пошел с этого благословенного двора. Уже в стационарных условиях внимательно рассмотрел со всех сторон это чудо инженерной мысли и кропотливого труда. Маленькая квадратная площадка для гирек подвешена на четырёх бронзовых цепочках, которые соединены с весовым разноплечным (в соотношении 1:10) коромыслом, а оно через систему рычагов и тяг – с большой площадкой для взвешиваемого груза. Некоторые элементы сделаны из бронзы, золотящейся на фоне деревянной конструкции и железных частей. Смотрятся они – понадобилась только косметическая реставрация – очень эффектно. Через несколько часов «карантина» я пошёл на прежнее их место жительства и узнал, кто с ними простился. Бывший хозяин рассказал кратко их биографию. Его родители работали в Северо-Енисейском районе на золотых приисках и пользовались этими весами. Может, к ним и прилипали самородки или золотой песок, но когда переехали в Енисейск, изредка использовали в быту и забыли что это такое. Также и люди: с возрастом былое величие остаётся только в памяти, и то ненадолго, хотя доблесть и аристократичность – с ними навсегда».

 

В коллекции больше дюжины весов различного устройства, и о каждом экземпляре можно интересно рассказать. Но интересно можно рассказать и о любом прожитом дне любого человека, да ещё с его мыслями, мечтаниями, а вот надо ли это, и какой от этого толк? Однако есть в этом собрании дорогой сердцу экземпляр, положивший начало этому разделу, о нём следует упомянуть отдельно. Это весы, принадлежавшие Конных Филиппу Логиновичу, известному енисейскому фотографу 1930-х годов. Он имел небольшое фотоателье, любил фотографировать город, события.

 

«Весной 1970 года, – продолжает рассказ Пётр Яковлевич, – мой друг, одноклассник и коллега Борисов Владимир показал, как пользоваться фотоаппаратом. И в этом заинтересовавшем меня занятии был моим первым и хорошим учителем наряду с Кокшаровым Валерием Михайловичем. Это были годы студенчества на физико-математическом факультете Енисейского педагогического института, он на втором курсе, я на первом. И работали мы вместе в этом же здании (бывшей женской гимназии) на станции наблюдения за искусственными спутниками Земли «Вега». И здесь Володя сыграл большую роль в моей жизни: по его рекомендации я поступил на станцию и успешно там работал более 12 лет. Когда фотоаппарат попадает в руки начинающему, в кадре – всё окружающее. Я много и увлечённо фотографировал Енисейск. Как-то «попались» мне от профессора института Малютиной Антонины Ивановны открытки Енисейска издания 1903 года. Они прошли почту в том же году и были с интересными письменными сообщениями. Восторгу не было предела. Они и были началом моей коллекции старинных открыток и фотографий Енисейска, затем и губернии. Поиск вёл у местных жителей, в переписке с коллекционерами Советского Союза. Но это отдельная, интересная и большая тема.

 

Так вот, в середине 70-х пришёл я к супругам Конных. Герман Филиппович много и интересно рассказывал о своём отце, показал его фотоснимки, негативы, фотоаппаратуру, принадлежности. Всё было аккуратно упаковано и оставалось нетронутым после ареста Филиппа Логиновича и гибели в результате репрессий в 1938 году. В беседе выяснилось, что моя мама и Любовь Кузьминична вместе работали медсёстрами в годы войны в енисейской больнице и что я увлечён фотографией. И они решили подарить мне всё творческое наследие Филиппа Логиновича с надеждой, что оно не канет в Лету. Они не ошиблись. Мне верят все! И эта вера заставляет меня действовать соответственно. Среди принадлежностей были весы. Их устройство – шедевр: система рычагов с противовесом, уравновешивающим чашечку для взвешиваемого продукта (изделия), и шкала с делениями до 150 граммов, это означает, что весам не нужны гирьки. Сделаны в походном варианте: чашечка снимается, две из трёх ножек поворачиваются на 90 градусов, и весы становятся плоскими. Очень изящны и безупречны! Они стоят на видном месте, на кружевной салфеточке, вышитой моей мамой.

 

Самым ценным из этого наследия являются стеклянные фотопластинки наводнения 1937 года и Троицкой церкви. Если это наводнение, насколько известно, запечатлено на нескольких десятках фотографий, то с хорошим видом Троицкой церкви на сей момент (24 апреля 2011 года) имеется только этот и ещё один снимок в фондах Енисейского краеведческого музея. Если бы я был южанин, то пустился бы в пляс и запел! Но я более скуп в выражении своих чувств, и всё же долго ходил озарённый, с улыбкой, и чувствовал себя внезапно разбогатевшим. Помню большую радость в нашем музее, когда принёс им фото с этого негатива, а как была рада Гринберг Юлия Израилевна, куратор Енисейска от Краевого общества охраны памятников истории и культуры. Это был праздник! На этом снимке запечатлён и сам автор. Аппарат был на треноге, затвор отрабатывающий длительность момента фотосъёмки, крепился на объективе и приводился в действие лёгким натяжением прочной нитки.  На фото видно, как согнута в локте левая рука Филиппа Логиновича, держащая второй конец нити. Этой невидимой нитью связано прошлое, настоящее, будущее. Правда, далеко не все участники этого взаимодействия (жизни) заслуживают слов одобрения. Грянули репрессии….Филипп Логинович был арестован по политическим обвинениям, как и многие, многие другие работящие, умные и так нужные стране люди. 30 мая 1938 года – погиб в енисейской тюрьме. Ничем ни оправдаться, ни откупиться за миллионы напрасных и безвинных жертв, исковерканных судеб!

 

А три года назад, никогда бы не поверил, что такое может случиться, мне сообщили, что у женщины есть две большие фотографии старинного Енисейска. Они, якобы, представляют интерес, и она хотела бы решить их судьбу. Я это принял к сведению, тем более что хорошо и очень давно знал семью обладательницы этих фото. Буквально в тот же день случайно встретил её и спросил о них. Она подтвердила их наличие у себя дома и сказала, что как-нибудь подготовит их. Но разве можно ждать, я понял, что там что-то неординарное, и настойчиво, но не требовательно предложил взглянуть на них без промедления. Когда её муж (мой одноклассник) достал их откуда-то с антресолей и показал мне….

 

Самое время упасть в лёгкий обморок. Но я за них держался, как за крылья волшебной птицы: это были две панорамы Енисейска на плотном картоне размером 23 х 66 и 23 х 75. Каждая была склеена из трёх высококлассных фото, правда, имелись значительные изломы, дефекты, да это и не мудрено, ведь эти снимки относились примерно к 1870-м годам. Фотограф расположился в слухах колокольни Воскресенской церкви (в настоящее время, 25 апреля 2011 года, сохранилась алтарная часть церкви на территории рынка «Воскресенский»), методично пластинку за пластинкой заряжал в очень большую фотокамеру размером 24 х 30 и делал эти исторические кадры. Вероятно, у него пластинки были уже вставлены в кассеты, но в этом случае их надо было иметь при себе достаточное количество, только для этих панорам (снимки на юг и запад) их ушло шесть, а может и больше, если дублировались некоторые кадры. Такой мастер не мог не запечатлеть и восточную часть города, а это ещё две-три кассеты. Это был серьёзный и хорошо подготовленный фотограф, скорее всего живущий в Енисейске, т. к. в апреле (Енисей только освободился ото льда) путешественники Северным морским путём не могли прибыть, разве что они оставались на зимовку.

 

На этих фото многое прояснилось: точно определено место расположения часовни Святителя Николая - на ул. Кузнечной (ул. Фефелова, между № 39 и № 41, за линией домов, в огороде); отсутствие моста через речку Мельничную на ул. Большой (ул. Ленина); первоначальный вид пожарной каланчи, что была на воеводском доме (ул. Ленина 122); домик на месте типографии; любовь строителей к башенкам-беседкам на крышах домов (на музее, амбаре в р-не автовокзала, недалеко от почты); веранды-галереи были во многих двухэтажных домах; богатые ворота с двумя калитками. Очень много любопытного для опытного взгляда. Эти фото долго рассматривал днями, неделями, и всегда находил интересные детали застройки, элементы строений.

 

Случаются и досадные потери фотографий по собственной неосмотрительности. Но некоторые из них, сделав круг, и не один, возвращаются к месту постоянной и любезной прописки... В 2006 году, общаясь с красноярскими коллекционерами, напал на след много лет назад потерянных мной уникальных фотографий, но не всех. Выкупить – не всегда возможно, нужен обмен… И вот один из раритетов опять у меня! Эта фотография относится к 1930-м годам. Наступила эпоха разрушения храмов. Запечатлён на ней момент сбрасывания колоколов с Богоявленского собора (рядом с пожарной частью). Очень хорошо и крупно виден собор со стороны колокольни, весь ещё во здравии. На парадных воротах ограды видна створка, на столбиках ограды имеются светильники. Значит, ещё не подвергался разграблению, по крайней мере, снаружи. А вот за кованой решеткой, за кирпичной лентой ограды, на земле, заметен сброшенный большой колокол. Около десятка человек повернули головы и смотрят вверх на колокольню, внимателен был в тот момент и фотограф – Филипп Логинович Конных: он успел на первой секунде запечатлеть момент падения колокола. Один из подростков большим шагом идёт прочь от этого места: как бы чего не отлетело в момент удара колокола о землю.

 

Но спастись в горниле репрессий и массового уничтожения народа мало кому удалось. Почти каждая семья была либо задета, либо опалена, либо понесла потери. Фотоснимок красив монументальностью, красотой собора, за ним – шатровый купол Преображенской (Гостинодворской) церкви, которая находилась на том месте, где сейчас (26 апреля 2011 года) гаражи администрации Енисейского района. Но этим событием снимок более печален, чем красив.

 

Тираж старинных фотографий, да и современных невелик: от нескольких штук до десятка-двух. Более «вечными» они становятся при печати в типографии: от сотен до нескольких тысяч. И, конечно же, чтобы сохранить для истории наиболее интересные экземпляры, исключить их потерю, надо выпускать с их изображением почтовые открытки, буклеты, книги.

 

«Ещё с детства, – рассказывает Пётр Яковлевич, – я полюбил через коллекционирование почтовых марок открытки, конверты, прошедшие почту: в них мир, вся планета. Более 30 лет пытался выпустить почтовые открытки, но в те далёкие годы это было сложно и очень дорого (в хороших типографиях). В 1995 году отпечатал в Енисейской типографии свой пробный выпуск из 4 открыток. Возможности оборудования и технологий в то время были невелики, плохонькой была и бумага – соответственно и результат. И только в 2007 году после тщательной годичной подготовки (с тремя пробными открытками в 2006 году) выпустил в обложке девять открыток. Печать проводилась в хорошей, дорогой красноярской типографии (большое спасибо спонсорам проекта, они частично оплатили услуги типографии, и на обложке набора все они красочно со своими логотипами представлены). К тому времени я в 2004 году участвовал в выпуске (разрабатывал макет) карты Енисейска, тесно сотрудничал с профессиональным издателем, т. е. был подготовлен более серьёзно. В 2008 году увидел свет 2-й выпуск из 13 открыток, в 2009 году – 3-й выпуск из 12 открыток. Ведётся работа по продолжению выпусков открыток и более серьёзных изданий. Следует заметить, что около 100 лет назад разными издателями было выпущено примерно 80 открыток о Енисейске. Полного их собрания нет ни у кого. В своё время переписывался со многими крупными филокартистами СССР (коллекционерами открыток), и это способствовало пополнению моей коллекции. Потом настали трудные времена для всех, а с 1997 года и по сей момент «Фотоизба» требует много времени и внимания, поэтому общение с миром приостановилось, но не прекратилось».

 

На основании доступного мне материала, коллекций частных лиц, музеев, составил каталог. При поступлении новых сведений он будет пополняться. Эта тема, как и любой вид коллекционирования, не будет исчерпана никогда и никем. Енисейск в этом жанре (на 1 мая 2011 года) представлен перечисленными ниже изданиями.

 

Издание общества попечения о начальном образовании в г. Енисейске. 1903 г. Открытки № 1-20. 
Пароход «Дедушка». Известна 1 открытка.
Наводнение 1906 г. Известно 8 открыток.
Издание в пользу общины Святой Евгении «Товарищество художественной печати». Примерно 1908 г. Известна 1 открытка.
Издание  A.H. i. Strbg. Примерно 1910 г. Известно 7 открыток.
Издание магазина А. А. Баландина. Шерер, Набгольц и К., Москва. Примерно 1910 г. Открытки № 1-25.
Издание магазина Л. Ф. Флеера. Примерно 1913 г. Известно 4 открытки.
Привет из Енисейска. Примерно 1914 г. Известно 2 открытки.
Красная адресная сетка (вид с Енисея на пристань). Известна 1 открытка.
Базарная площадь. Известна 1 открытка.
Отдел по делам музеев и охране памятников искусства и старины. Государственная типография. Петроград, 1919-15. Известна 1 открытка.
Императорская Академия наук. Издание Фришмут и Маркс. Мойка, 64. Серия 1. Тунгусский шаман (Туруханский край). Известна 1 открытка.
Из быта заполярных кочевников Сибири. Тверской земский студенческий университетский комитет. Институт и Высшие Женские Курсы. Издание Художественной фототипографии. К. Фишер, Москва. Известно 5 открыток.
Издание Эсперанто. Известно 2 открытки.
Издание польское? Примерно 1930-е годы. Известно 3 открытки.
К 350-тилетию Енисейска. 1969 г. Известно 10 открыток, в обёртке.
Издание МПП «Петит». 3 марта 1995 г. ИЧП «Легенда», Дроздов П. Я. Открытки № 1-4.
Пробный выпуск, г. Енисейск. Декабрь 2006 г. «Фотоизба», Дроздов П. Я. Открытки № 1-3 
1-й выпуск, г. Енисейск. 12 мая 2007 г. «Фотоизба», Дроздов П. Я. 9 открыток: № 4, 6, 10, 11, 13, 14, 15, 16, 17. В обложке из 3-х полей, листок-вкладыш (вступительное слово).
2-й выпуск, г. Енисейск. 22 июля 2008 г. «Фотоизба», Дроздов П. Я. 13 открыток: № 1, 2, 3, 5, 7, 8, 9, 12, 18, 19, 22, 23, 24. В обложке из 3 полей.
3-й выпуск, г. Енисейск. 4 апреля 2009 г. «Фотоизба», Дроздов П. Я. 12 откр.: № 20, 21, 25, 26, 27, 28, 29,

30, 31, 32, 33, 34. В обложке из 4 полей + дополнительные съёмные крылья, придерживающие их.

 

Вот так постепенно увлечение превратилось в дело всей жизни.

КОЛЛЕКЦИЯ

 

Прекрасным дополнением к коллекции «Фотоизбы» служат авторские открытки и рассказ ее основателя: